Мягкий и пушистый (читать осторожно и не во время еды)
- Я хочу от тебя тепла и любви…- Прошептала девушка и погладила лежащего рядом молодого человека по груди. – Чтобы ты был мягкий и пушистый.
- Я и так мягкий и пушистый. – Парень пристально посмотрел на девушку.
- Нет, ты меня не любишь, тебе только секс нужен. – Девушка надула губы и обиженно добавила, - А я так не могу – по собачьи получается, только постель.
Парень молчал. Они полежали ещё некоторое время в тишине, лишь изредка прерываемой визгами бродячих котов на помойке за окном.
Молодой человек привстал на локте и серьёзно сказал:
- Это я снаружи такой, а внутри я мягкий и пушистый, как кролик.
Девушка удивлённо подняла на него глаза.
- Внутри?
- Да.
- И как же я увижу какой ты внутри?
- Ну, даже не знаю. – Парень задумчиво покусывал уголок верхней губы. – Нужно время.
Они молчали и лежали в темноте, думая каждый о своём. Так могло бы продолжаться бесконечно долго, но вдруг в квартиру позвонили. Парень встал, и наспех натянув трусы, пошел к двери. 
- Кто там, - он немного приоткрыл дверь и посмотрел на стоящую, на площадке сухонькую старушку.
- Здравствуйте, я ваша соседка с третьего этажа, вы мою квартиру залили.
Я? - Парень, не понимая, смотрел на бабушку.
- Ты, ты. – Насела бабка. – Открывай дверь, я посмотрю, что там у тебя в ванной.
Он, повинуясь странной энергии исходящей от старушки, в каком-то мутном забытьи снял цепочку и отступил в полумрак прихожей. Бабка шагнула в квартиру и, обернувшись на площадку, бросила:
- Чего стоите, заходите.
Следом за странной бабкой в квартиру зашли трое мужчин.
Парень удивлённо разглядывал посетителей, но будто опьяненный бабкиной волей даже не попытался им каким-то образом воспрепятствовать.
- Вот он голубь сизокрылый. – Бабка неприятно по вороньему закаркала.
Парня передёрнуло, он не сразу понял, что эти звуки были смехом.
Мужчины переглянулись, были они до странного похожи друг на друга, как будто со слов трёх незнакомых людей составили фотороботы одного человека и эти изображения после сканирования применили на нольклоны. Братья – не братья, а похожи, хоть и были они разных рас. Огромный под два метра ростом негр, маленький щуплый желтушно-узкоглазый китаец и светловолосый с голубыми глазами, косой сажени в плечах славянин – по всей видимости, русский. Русский той породы, когда ещё орда не разбавила Русь своей кровью.
Холупь? – С сильным акцентом повторил негр и погладил кролика зажатого под мышкой. – Он птыцаа?
- Тьфу ты, Маньдела. – Бабка всплеснула руками, и вдруг прошлась по прихожей в припадке русского народного танца, озорно напевая частушку. – Наш Маньдела дурачок –
Мозг его как кулачок.
Негр насупился и замолчал.
- Я сьнайу, сьнайу. Холупь сисякрилий! – Заливисто засмеялся азиат и постучал дудочкой по лысой голове негра.
- Во! Маньчжурин и тот знает! – Бабка потрепала китайца по щеке и снова закаркала.
- Патрикевна, не пора ли приступить? – Русский положил какой-то странный футляр на полку для обуви.
- Да пора братко пора. – Бабка крутанулась на пятке вокруг своей оси и взвизгнула. – Факир - музыка!
Китаец тут же принялся со всех своих не больших надо признать сил вымучивать из дудочки псевдовосточные звуки.
Эти странные звуки подействовали на парня, и он вдруг стал извиваться как змея, раздувать щёки и делать резкие выпады головой в сторону кролика.
- Маньдела корм. – Резко выкрикнула бабка и поскакала по прихожей, будто между ног у неё была зажата деревянная игрушка-коняшка – бутафорская конская голова на деревянной палке.
Негр с опаской протянул съежившегося кролика в сторону змеившегося молодого человека. Парень вдруг дико широко раскрыл рот, там что-то треснуло, но это его не остановило, схватив руками забившегося от нехорошего предчувствия зверька, он быстро затолкал его в рот и заглотил. Через несколько секунд во рту молодого человека вильнув в последний раз, исчез кроличий хвостик.
Тело парня согнул и тут же распрямил спазм, он захрипел и резко выдохнул – тушка кролика шла по пищеводу. Он тяжело дышал, вылезшие из орбит глаза безумной смотрели на скачущую по прихожей, на воображаемом конике бабку по имени Патрикевна.
Скоро ему стало легче.
- Ну что голубь оклемался? Прууууу.- Попридержала коня бабка. – Это только присказка - сказка впереди.
- Нооо сердешный! - Дёрнула она невидимые поводья и снова поскакала. – Братко давайте его в комнату к девке, покажем ей, какой он мягкий и пушистый.
Негр и китаец взяли молодого человека под руки, и повели в сторону спальни. Вошли, первыми Маньдела с факиром, следом братко, последней в спальню иноходью въехала Патрикевна.
Забившаяся в угол кровати девушка испуганно смотрела на эту странную компанию.
- Что девка, хочешь увидеть какой твой мужик внутри мягкий и пушистый? – Каркнула бабка. – Что твой кролик.
И повернувшись в сторону братко, прошипела:
- Скальпель.
Русоволосый достал из футляра неправдоподобно огромный скальпель, больше оригинального мединструмента наверно раз в десять и осторожно попробовал лезвие пальцем.
- Положите-ка его на кровать други. – пробасил русич. – Да на спину дураки! Тьфу, мать честная – басурмане.
Негр с китайцем уложили не оказавшего никакого сопротивления парня на кровать рядом с его любовницей залипшей в углу.
- Держите ему руки, да покрепче. – Русич взвесил на ладони скальпель переросток. – Щас мы его лечить будем от душевной чёрствости.
Он подошел вплотную к лежащему на кровати парню, высоко над головой поднял руки с зажатым скальпелем и с утробным «уух!» резко ударил остриём инструмента ему в живот. Тело молодого человека дёрнулось, но помощники держали крепко. Братко выдержал драматическую паузу и резким движением вскрыл брюшную полость. Глубоко вошедшее в живот лезвие разрезало желудок и вошло в тельце мёртвого кролика.
- Бля. – Русоволосый резко выдернул инструмент из закровившего нутра.
Парень забился в конвульсиях и нечленораздельно замычал:
- Пукро, кроши, кроп, пушь, нутрии…
- Ну что голубь? – Склонилась над его лицом бабка. – Понял где сказка начинается?
Она метнулась к девушке и, схватив её за волосы, сильно дёрнула на себя.
- У курва! Хотела почувствовать какой он мягкий и пушистый? – Скривилась бабка и закаркала. – Давай – чувствуй!
- К-к-как? – Заикаясь от ужаса заполнившего её всю до краёв и дрожа, спросила девушка.
- Лезь в пузо и щупай, дурёха.
Девушка, закрыв глаза, протянула дрожащую руку к разрезу в животе умирающего и, борясь с подступающей тошнотой, запустила ладонь в кровавое месиво кишок.
- Глубже. – Рявкнула бабка.
Девушка дёрнулась, как от удара и засунула ладонь глубже. В липком внутреннем пространстве брюха парня она вдруг с удивлением нащупала что-то мягкое и пушистое. Она щупала это с минуту и душа её странным образом наполнилась какой-то сытой лаской и тёмной нежностью.
- Ну что там? – Бабка уже дрожала в экстатическом припадке. – Какой он внутри?
Глаза девушки влажные и затуманившиеся смотрели в пустоту.
- Мягкий и пушистый, - Тихо сказала она и уже совсем еле слышно добавила, - Как кролик.
Тэги: крео
Опубликовано: 2008-09-15 10:57:37 | Автор: Tim | Просмотров: 47246 | Комментариев: 14 |
Комментарии
malikx
хрень к тому же жутковатая афтора как кролика тока через другое отверстие
Никто и звать никак   Никто и звать никак
хрень редкая. автору 10-ти литровую клизму и не давать срать
Мимо проходил
аффтар уеби себя ап стену с разбегу...
bravo
нормально :)
пиши еще :D
и звать Никто никак
а тут все прям темные сорокина не читали. еще один певец говна и гноя (с) нашелся.
Никто и звать никак   Никто и звать никак
баян
Никто и звать никак   Никто и звать никак
куйня
Лука Мудякин
Жуть кромешная
котъ и зватль меня не надо
НИЗАЧОД!
Никто и звать никак   Никто и звать никак
Хуйня редкая с претензией непонятно на что...Читай больша, аффтар!!!
Никто и звать никак   Никто и звать никак
хуйня
  
HIMMI   HIMMI
Интересно.Что-то типа бабки-ёшки.Но жестковато.
Ника
чёрти-на что